НовостиИзданияКонтактыМагазинAxiōma
СписокОписаниеОглавлениеФрагментыИллюстрацииГде купить

Мишель Фризо (ред.)

Новая история фотографии

Как пишется история

Предисловие к русскому изданию

Аньес де Гувьон Сен-Сир

Уже в названии книги, подготовленной Мишелем Фризо, — «Новая история фотографии» — звучит призыв к постоянному переосмыслению эволюции этого совсем еще молодого искусства, круг наших знаний о котором непрерывно расширяется.

В самом деле, почему фотография с первых своих шагов вызвала особенно пристальный интерес в США? В числе прочего, разумеется, и потому, что в Новом Свете, в отличие от Европы, над ее восприятием не довлел груз более чем двухтысячелетней истории искусства. В США фотография очень быстро вошла в обиход, стала предметом активного распространения, изучения и коллекционирования. Вполне естественно, что американцы написали ее историю такой, какой она виделась им самим, определив значение и место ведущих изобретателей и фотографов — нередко иностранцев — в перспективе собственного фотоискусства.

Для европейских исследователей такой подход вряд ли приемлем — обозревая пройденный фотографией путь, они больше внимания уделяют ее связям с историей техники, идей, изобразительных искусств в общемировом контексте.

В книге Мишеля Фризо с опорой на впечатляющий фактологический материал и, вместе с тем, непосредственно, ярко проанализированы едва ли не все фотографические «роды и жанры»: технические, документальные, научные, художественные. Красной нитью проходит здесь идея о том, что ключевая роль в формировании нашего представления о фотографии принадлежит путям и особенностям его распространения.

Первых русских фотографов, таких как Левицкий, Терехов, Никитин, мы знаем благодаря исполненным ими портретам Тургенева, Гоголя, Толстого, а также снимкам русско-турецкой войны. Мастера позднейшего времени, Карелин и Дмитриев, соперничают на международных выставках с Надаром или Джулией Маргарет Камерон. А заглянув в ежегодные бюллетени фотосалонов начала XX века, мы обнаружим в числе ведущих пикториалистов имена Еремина, Елисеева, Лобовикова — рядом с де Мейером и Стиглицем, Демаши и Рейландером.

Нельзя не вспомнить и о советских фотографах-конструктивистах, экспозиция которых на штутгартской выставке «Film und Foto» в 1929 году во многом определила последующую эволюцию авангарда.

Лучшие представители русской фотографии, несомненно, заслуживают пристального внимания со стороны историков искусства, исследователей и преподавателей. Не вызывает сомнений и то, что по мере освоения их художественного наследия нам неминуемо потребуется еще одна «Новая история фотографии».